Modus vivendi
1

Первый день своего очередного отпуска решил встретить на даче. А заодно проведать папу, который там томится в одиночестве, среди растений и его любимого сериала «Маргоша». Быстро собрался и поехал. На проходной и пустой электричке с Савеловского вокзала через Белорусский и далее на Кубинку.

Дорога на дачу от дома до дома занимает около двух с половиной часов и никогда меня не утомляет. Стояние в пробке на машине раздражает значительно больше. А тут сел в электричку, включил плеер, заткнул уши качественной музыкой, а глаза интересной книжкой — и час прошел незаметно. Ой, уже и выходить… А потом приятная пешая прогулка минут на 30-40 через лес, аромат которого окутывает городского жителя, заполняет легкие, вытесняя московские токсины и другую гадость… И вот я уже в Доме-2. А там папа с ужином или обедом, смотря по времени суток. Но есть с дороги обычно не хочется. Сначала умыться и остыть, потом сбегать (или даже на велосипеде прокатиться) в местный магазинчик (пока работает) за пивком. Потом надо подняться к себе в каморку на второй этаж, посмотреть насколько там все запылилось в мое отсутствие, навести порядок, проверить работает ли телевизор, заправить белье и можно ужинать и пить пиво.

Потом продолжая пить и болтать переместиться на лавочку во двор, сладко покурить и жизнь останавливается. Мысли уходят, работа отпускает, голова пустеет — накатывает такая блаженная лень, которая может быть только там, где тебе очень хорошо…

Так бывает всегда, в те редкие случаи, когда я все же выбираюсь туда. Так было и в этот раз…

… Дача — это боль и радость всей нашей семьи. С трудом выстроенная и выстраданная, сейчас она всегда радует родителей, иногда радует меня…

… В детстве у нас не было своей дачи. У моей тетки была, в том смысле, что участок был зарегистрирован на нее и пока были жив дед, все родственники этим участком и дачей пользовались как своими. На майские праздники родители что-то сажали и строили, а мы, многочисленные родственные дети, развлекались как могли: купались в каждом из двух «пожарных» прудов, там же ловили бычков, играли в прятки, вышибалы, лазили на чужие участки — в общем вели себя как обычные советские дети летом на «садоводческом товариществе». Тогда же кому-то из моих родителей предложили участок, а дед отговорил, дескать, «зачем, если уже есть». Родители и не стали заморачиваться. Когда деда не стало, спустя несколько лет, тетка нам отказала в отдыхе — ей надо было побыть одной, а потом будет отдыхать ее подруга с семьей. Впервые мои родители узнали, что такое человеческий фактор, переживали, находились в недоумении и непонимании, ведь тогда отдых и отпуск, пускай частично, но всегда связывался этой дачей в поселке Храпуново по горьковскому направлению. Там было наше дачное детство, там мы знали каждый кустик и каждый дом, я мог ребенком доехать туда с закрытыми глазами — и вдруг это детство неожиданно оборвалось для всех… Тем летом мы первый раз поехали в Латвию, благо возникла другая приятная оказия.

С тех пор родители мечтали о своей даче. Многие годы спустя, отцу выделили участок, со скрипом, несмотря на то, что он был не последним человеком в местном профкоме. Но до дачи было далеко. На месте участка был лес и каждый член будущего «товарищества» должен был работать на его благо или платить деньги. Денег не было и папа, пока я служил в армии, каждый выходной ездил выкорчевывать пни, прокладывать кабель и делать другую разную работу. Когда я отслужил — иногда ездили вместе, но уже реже. А однажды я организовал двух своих друзей — поехали вчетвером. Папе тогда засчитали аж четыре трудодня.

Дача 1994 год (2-й год)
Дача 1994 год (2-й год) — здесь будет сарай, который почти 10 лет будет служить домом

Потом был розыгрыш участков. У нас оказался дальний и угловой — но зато соседей всего двое, а не трое. А потом все 3-4 дня майских праздника мы копали «целину» и пытались посадить картошку в глиняную почву. Утром приезжали — вечером уезжали — и так четыре дня. А потом также на вторые майские праздники. И скрыться от солнца можно было только под самодельным тентом, а сесть на несколько завалявшихся бревен и пней. Выход на работу казался праздником после праздников.

А потом как-то появился сарай и буржуйка. Редко даже оставались на ночевку. А родители уже оставались там на весь отпуск. Был вырыт колодец. Потом появился сруб. А потом крыша к нему. Потом оказалось, что все было сделано не так и переделывали, а к срубу сделали террасу. А потом под крышей сделали второй этаж, на котором мне досталась маленькая комнатушка — папа уж выкраивал для меня метры — но все равно маленькая. У брата почему-то оказалась больше… А потом решили, что к дому нужна еще и кухня: пристроили кухню и переделали крышу…

Долгие годы душ и туалет как принято был дачный: душ — бочка, туалет — ведро с самообслуживанием. Вырыли скважину. Воду теперь не надо было экономить в высыхающем колодце. Решили построить биотуалет, а заодно и утеплить дом. Купили дровяной обогреватель и проложили батареи по дому: теперь все стало как в городе — обычный туалет, горячий душ, кухня — все 33 удовольствия…

Дача 2006 год
Дача 2006 год: сруб достроенный, потом перестроенный и потом с подстроенной кухней

А пока все это строилось и создавалось — сарай пришел в негодность: покосился, крыша, не раз латаная, прохудилась окончательно, двери просели. На этот сезон заказали новый сарай — по-краше старого. Но будет ли конец этому строительству? А когда жить на даче? Или в этом и есть смысл дачного существования?..

… В этот раз я весь день просидел в шезлонге под сенью раскинувшихся в разные стороны ветвей груши, успешно создающих мне приятную тень. Читал и не о чем не думал. Мысли остановились сами собой, тихая и спокойная природа, щебет птиц, мерное жужжанье пролетавших мимо меня насекомых убаюкивали сознание.  Как сказал отец в этот раз, «наше дачное садоводчество — рай для детей и пенсионеров». Действительно, тишина днем была настоящая, только редкие дети, проезжающие на велосипедах, чуть нарушали ее спокойствие. А я мало кого там знаю: с соседями и сослуживцами отца только здороваюсь. Но приятельства нет — мое детство прошло на чужой даче…

Уезжал неохотно, но были уже какие-то городские планы. Отдохнувший мозг хотел новой городской суеты, прочищенные легкие — новых городских токсинов. До станции добежал в рое комаров за 25 минут — вспоминался мультфильм про Винни-Пуха, который бегал в рое ос — так и я до станции убегал от комаров…

Въезжая в Москву с запада через Кунцево каждый раз отвлекаюсь от книги и с восторгом смотрю на построенную Москву-Сити, на эти нереальные небоскребы как из какого-то фантастического фильма, на трехэтажные развязки, которых еще не так давно не было, как не было и нашей дачи. Все это строилось одновременно: незаметно выросла Москва-Сити и построилась дача — а ведь столько лет прошло… Я помню, как мы гуляли с другом около его дома в районе станции Тестовская — было сущее захолустье. А теперь — дороги в три этажа. Как в Токио, про который еще в моем детстве говорили как о городе с трехэтажными магистралями…

как можно одновременно слушать музыку и читать книжку. что-то одно или сразу оба дела должны хуево получаться.
а в остальном знакомо, меня тоже селят на чердаке.

1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Воспоминания
2
«Бутерброд с лимоном», или Обостренное чувство справедливости Армейские зарисовки

Когда-то давным-давно мне пришлось отдавать долг тому государству, которого уже и на карте нет, но про те времена иногда вспоминаю, рассказывая интересные истории друзьям и знакомым. … Служил я в Читинской области на узле связи ракетных войск. В принципе служба была хорошая, не халявная, конечно, как некоторым везет, а обычная …

Воспоминания
2
Тайские воспоминания, или Выводы о хорошем по прошествии нескольких недель

Выводы всегда трудно писать. В хорошем настроении все видится в радужном цвете, а если настроение не очень, то и выводы окажутся блеклыми и серыми. Отталкиваясь от собственного субъективизма, постараюсь быть максимально объективным.

Воспоминания
7
Из солнечной Паттаи в серую Москву Хорошее заканчивается всегда быстро

Яркость беззаботной Паттаи сменилась серостью родной Москвы быстрее, чем сознание успело обработать и подстроиться под эту смену. Обратный перелет хоть и был значительно дольше, но не вызвал никакого негатива и проблем, которые рисовались накануне. Восьмичасовая стыковка в Дохе прошла удивительно незаметно: я накачав десяток фильмов во вновь приобретенный  в Тае …